Приход храма Рождества Пресвятой Богородицы с. Колодозеро Пресвятая Богородице, спаси нас Русская Православная Церковь. Петрозаводская и Карельская Епархия
ИСТОРИЯ ВОЗРОЖДЕНИЕ КОЛОДОЗЕРО СКАЗКА СКАЗОК ГОСТЕВАЯ О НАС ФОТОГАЛЕРЕЯ
История
Колодозеро
Детский лагерь "Сказка сказок"
Возрождение
Фотогалерея
Форум
Сайт Петрозаводской и Карельской епархии

КРОМО «Равновесие» — помощь детям-сиротам

Неизвестная Россия

 


Приход храма Светлого Христова Воскресения

 

 

История Детский православный лагерь Строительство храма Рождества Пресвятой Богородицы
История Колодозерского прихода Православный детский лагерь "Сказка сказок" Строительство храма Рождества Пресвятой Богородицы в с. Колодозеро
 
У ОЗЕРА

Люди-то как люди – знай зарабатывают: кто на квартиру, кто на дачу, а кто на дом. Выбьются из сил – на юге отдохнут. И вдруг на тебе: вкалывает человек с утра до ночи, и ради чего? Что заработает – то и отдаст. И отпуска ждёт не дождётся за одним только: собрать побольше таких же, как он, и рвануть на Север. Потому что там оно ждёт – главное дело…

Пудожский район всегда был отсталым, по крайней мере, при советской власти. Разве что в далёком прошлом, когда поставлял пушнину и рыбу царскому двору. В средние века по реке Водла проходил важнейший для Севера торговый путь из Новгорода Великого к Белому морю. Революция по Карелии прошлась самой варварской, жёсткой поступью. Не случайно. Было что уничтожать – десятки монастырей и храмов, неповторимых памятников древнего зодчества.

«Летом в Карелию еду. Ребята там храм строят», – поделился как-то с мечтою в голосе знакомый музыкант. Какой храм? Какие ребята? Мало ли какими фантазиями тешат себя любимцы молодняка, обвешанного фенечками? К тому же и в набожности не больно-то замеченные. Но позднее в той же компании снова только и слышно – храм, стройка, Север. И фотографии – сооружение светлого дерева в строительных лесах посреди глубоких синеватых снегов, разные люди на стройке.

– Какое лицо! Прямо свет от него. Кто это?

– Это Николай. Убийца.

– ???

– В прошлом убийца. И правда, смирный мужик, мягкий. Отсидел уж давно. Сам пришёл на стройку: «Можно я с вами?»

Три друга: Александр, Аркадий и Михаил. Люди все молодые – лет тридцати или того меньше. Все почему-то красивые – лицом.

-Аркадий Шлыков после окончания Московской духовной семинарии не приступил пока к работе в каком-нибудь из приходов: больше всех нас непосредственно занят на стройке, зимой ещё подрабатывает. Михаил Скуридин – сам из Подмосковья, сейчас работает в иконописной мастерской и поёт в церковном хоре.

Профессия у третьего из товарищей, Александра Шумских, не простая и самая что ни на есть передовая – системный аналитик. (Новейшие технологии и вера как часть жизни?)

Почему всё-таки храм? Почему на Севере, в забытой не только Богом, но и всеми как есть «государевыми людьми» деревушке за тыщу километров от города, где Саша родился, вырос и живёт по сей день – от Москвы?

ИСТОРИЯ С ГЕОГРАФИЕЙ

– Как-то с друзьями лет десять назад ломали голову, выбирали, куда бы пойти, где ещё не были. Почти что ткнули пальцем в карту, случайно – Карелия. А когда оказались на месте, возле одного из озёр Пудожского района – рты разинули. При том, что много уже чего видели: и Урал, и Алтай. Самое удивительное, что в этих местах приходит чувство – что вот здесь она – Родина. И после мы уже никуда больше не ездили – только туда, и летом, и среди зимы. Добираемся от Каргополя или от Петрозаводска, а там на перекладных.

Может, из-за этой-то красоты особо и щемит: отчего это такой же красотой не украшены и судьбы людей на этой земле?

Ну это ведь только так говорится – случайно приехали… А под всякой случайностью, если покопать, то воспоминание, то, может быть, фотография, а то – книга. Средь любимых у Александра есть автор, почти забытый теперь – Борис Шергин – вдохновенный художник и сказитель, северный Бажов.

Типичная северная деревня – Колодозеро. До революции был там храм. Колокольню и храмовый шатёр снесли в 30-е годы. До конца 70-х в бывшем храме располагался клуб, к которому пристроили ещё студенческую общагу – летом студенты приезжали на картошку. Они же и спалили храм. «Пьяные напились и сожгли… горело быстро – сухой материал», – всё ещё помнит один из очевидцев, местный житель.

– Строим на том же месте. И так же – в честь Рождества Богородицы. Деревня небольшая – человек 500. Люди живут рыбалкой, подсобным хозяйством, мужчины трудятся на лесозаготовках. Дай Бог концы с концами свести. Да и лесозаготовкам недолго уже осталось – всё и так уже повырубили. Другая деревня – Корбозеро – там человек сорок. И совсем недавно ещё была одна деревня, в которой жил один человек. Благодаря этому-то человеку – во многом – мы и затеяли строить храм именно в тех местах.

Памяти Станислава Смолева

Когда-то обосновался он в заброшенной деревне, выйдя из тюрьмы (10 лет отсидел); ни паспорта, ни пенсии. Жил заготовкой клюквы, грибов, сущика – рыбки такой. Станислав Смолев его звали. Радушнейший человек. Можно было хоть зимой, хоть летом в любое время суток прийти к нему и всегда найти приют. Хлеба напечёт. Откуда-то из подпола, как в сказке, бралась всегда заветная баночка солёных грибков. Брошенный ничейный дом обустроил своими руками: сени, большая комната, русская печь. Мастеровитый настолько, что даже зубной протез изготовил себе сам – из лосиного рога. Собаку завёл не для того, чтобы охраняла, ему это не надо было. А чтобы друг был, с кем поговорить можно. Четыре года назад он погиб, замёрз в снегу недалеко от своего дома – пьяницей не был, наверно, сердце. Ребята его похоронили. На кладбище, где десятки лет никого не хоронили. Так в деревне Тамбичозеро не осталось ни одного жителя. А собака Карел, чемпион среди себе подобных по кротости и добросердечности (весь в хозяина), живёт теперь в московской квартире Саши. И часто совершает путешествия на малую родину.

ЛЮДИ И ДЕЛО

В 2002 году в Петрозаводске архиепископ Петрозаводский и Карельский Мануил дал благословение, и друзья приступили к возведению храма.

– У северных жителей сильно развито это деление «свой-чужой». К нам уж вроде бы привыкли, а всё равно – приезжие для некоторых. Но сельсовет нас поддержал. Появились помощники. Замечательные люди: семья Климовых, Александр и Валентина, помогают инструментом, машиной; Решетняки, два брата; ещё другие Климовы – Сергей и Людмила; cемья Талановых; Николай Порядин, тот самый, с фотографии мужик. Народная стройка, словом. В прошлом году появился тайный благодетель – Антон. Один раз переслал деньги, потом другой... Узнал о нас из Интернета, о себе ничего не сообщает. Благодаря ему впервые за всё время мы смогли строить и зимой.

Храм. Даже произносить-то это слово… Торжество в нём и сила. А уж строить – сплошной праздник!

-Для кого это настоящий праздник – так для детей. Наша главная опора – они постоянно на стройке: на подхвате у плотников – принести-подать, мусор убрать, сами себе находят работу: дай им волю, брёвна бы тесать стали. Особенно полюбили Аркадия, ходят за ним гурьбой. Даже те дети, что были прошлым летом в лагере «Сказка сказок». Приезжали к нам в гости детдомовцы из-под Можайска. Здание самого храма будет готово осенью. Но мы собираемся ещё построить приходский дом с мастерскими, приют для беспризорных детей. В деревне Корбозеро, например, в одной семье из четверых детей – трое в приюте. Мать и отец живы-здоровы: кормить нечем…

Как ни тягостно признавать: северная деревня умирает. Чтобы выжить, народ уходит из деревни. И если уж возрождать её, то возрождать с храма. Чтобы было на что опереться. Пойдёт дальше всё успешно, как задумали – с детьми, значит, всё получится.

 

Наталья Акулова

“Литературная газета”, № 25-26 (5977), 30 июня - 6 июля 2004 г.


 

 

Спаси Господи
Почта
WWW.KOLODOZERO.RU